Фарида Турсумбекова: А ваш ребенок - матерщинник?

Существует общеизвестный факт, который Вы, как родитель, можете принимать или опровергать, это ваше право. 


Но, реальность такова: все подростки матерятся.


Я не хочу сейчас углубляться в системно-векторный анализ и выяснять причины данной проблемы. Я не психолог, я не педагог. Для этого есть специалисты, которые на этом не только собаку съели, но и животных покрупнее. Более того, я сразу оговорюсь, что считаю ненормативную лексику неприемлемой. Повсеместно об этом говорю и пишу. Если в моем присутствии кто-то выражается, обязательно сделаю замечание. Я твердо уверена, что мат – это плохо.


Однако, меня, как маму двух детей-подростков, удивляет то, (я даже не знаю каким это словом назвать), прямо таки - фанатичная и безоговорочная вера некоторых родителей в то, что это - проблема всех вокруг, кроме его ребенка. Прям маниакальная вера в словесную чистоту своего чада.


Казалось бы, верят, да и ладно. Как говорится, блажен кто верит, если бы не одно «но». Они, эти родители, считают своим долгом, своей святой родительской обязанностью раскрыть глаза окружающим на то, какие плохие у них, то есть у нас с вами, дети и соответственно, как хорош, на фоне остальных, их чудо-ребенок.


И, благо, если в школе адекватные преподаватели, которые в силу тех или иных причин (многолетний педагогический опыт, свой взгляд на эту проблему, рейтинг школы, страх огласки, нежелание в очередной раз пускаться в разбирательства и т.д., и т.п.), не дают разгореться костру инквизиции, а если, например, найдется молоденькая учительница, которая идет на поводу активных мама, бойцов за частоту речи, то всё…пиши пропало.


Не так давно, буквально неделю назад, я стала невольным свидетелем одного такого судилища. В сравнении с тем, что устроили родители, суд Линча - это просто детская игра в кубики.


А самое смешное, что всё настолько просто, банально и пошло, что первая реакция: «Ребята, да вы шутите! Такого не может быть!».

А потом начинаешь понимать и становится страшно…. Впрочем, буду последовательной.


Социальные сети прочно вошли в нашу жизнь, но в отличии от нас, наши дети более продвинуты и адаптированы в этой среде. Активно и широко используют в своей жизни, порой даже не догадываясь, какая опасность может их подстерегать, всевозможные школьные, классные, дружеские и прочие чаты.


Там, где официально присутствует взрослый, как правило классный руководитель, конечно же, всё имеет чинно-благородный окрас и используется по назначению: узнать расписание, уточнить домашнее задание, предупредить об отсутствии и всё с соблюдением орфографии с проставлением всех запятых. Такая розово-ванильная школьная идиллия.




Но в чатах, где, по мнению детей, присутствуют лишь друзья-одноклассники, где все свои и можно не прятаться, у ребенка психологически срабатывает кнопка «выкл». И тут начинаются границы, так называемой, естественной среды обитания подростка: желание самоутвердиться, занять лидерскую позицию, привлечь внимание противоположного пола, повысить свой статус. В общем, весь тот самый комплект детско-юношеских комплексов, которые так неумело они пытаются спрятать за этой внешней псевдо взрослой бравадой. Об одном они только не подозревают, что за спиной каждого вот такого отрока, стоит «всевидящее око», нет не Сарумана, а пострашнее… Мамы или Папы, а порой и оба.


В каждом классе есть родители, имеющие, как им кажется, полное моральное и родительское право, читать чаты детей. Из прочитанного они делают «глубочайшие» выводы и начинают диктовать своему сыну/дочери с кем ему дружить, с кем общаться. При этом громко охая и ахая по поводу нравственного падения очередного одноклассника: а, казалось бы, из приличной семьи! Папа такой хороший и мама …никогда бы не подумала….


И как апофеоз – это скриншоты чатов, которые потом рассылаются родителям, педагогам, руководству школы, с требованием ограничить своё ангелоподобное дитятко от пагубного влияния недостойных одноклассников.


Вот на подобном, высоконравственном заседании родительской суда, в быту именуемое родительское собрание, мне и посчастливилось присутствовать. Происходило всё точно в той последовательности, что я описала выше: чтение чата, повсеместное клеймирование, вознесение себя в ранг мессии, рассылка скриншотов.


В начале  это меня позабавило. Потом, слушая яркую, полную трагизма речь инициатора собрания, я пыталась представить эту маму 14-ти летней девочкой, такой же как её дочь… не получилось. Судя по всему, она родилась сразу взрослой - 'согласно штатного расписания и с окладом..', как когда-то шутили в одном знаменитом советском кино.


- Простите, а вы правда считаете, что выражать мысли посредством ненормативной лексики более тяжкий грех, чем заниматься доносами и распространением чужой переписки, полученной не самым честным способом? – прервала я оратора.


В классе повисла тишина….


- Неужели вы не понимаете, что это подло? Подло по отношению к нам, к детям, и, в первую очередь, к вашему ребенку? Вы же своими действиями показали детям, что читать чужие письма можно, что доносить на товарищей нужно, что "подставить" друзей — это нормально. А как же совесть, честь, дружба, теперь это всё пустые слова? Да я согласна, что бороться с матом необходимо, но не такими же методами! Я сейчас скажу не правильную, но вынужденную вещь: по мне так уж лучше ребенок матерщинник, чем подонок.


Наверное, в связи с тем, что я - посторонний человек, и как любой чужак вызывала у присутствующих чувство опаски, вроде того: а кто это такая, и что при ней допустимо говорить? А может потому что, родители разделяли мою точку зрения, перебивать меня никто не стал…


- Однажды, классный руководитель, моего ребенка, на мой вопрос, почему же дети, даже из самых интеллигентных семей, матерятся, ответила так: "Потому что мыслей и эмоций много, а словарного запаса не хватает! А тут одним словом можно высказать всё! Ведь брань помогает выразить сильные эмоции того, кто говорит для эмоционального воздействия на того, кто слушает".


Так вот наша родительская обязанность помочь СВОЕМУ, подчеркиваю, своему ребенку разобраться есть ли брани - место в ЕГО жизни! А самая ваша большая ошибка в том, что вы думаете, что ваш ребенок «не такой». Поверьте, мне, такой же, как и все. Точно так же шалит, точно так же бранится, точно так же хитрит, пытается обманывать и не потому что он плохой или хороший, а потому что он – РЕ-БЕ-НОК!




Я не святая, и в моем багаже имеется некрасивый, сейчас готова признаться мерзкий, с моей стороны, опыт чтения переписки сына. И ничто меня не оправдывает. Ни любовь, ни страх за сына, ни какие-либо другие, якобы, родительские обстоятельства, которые я сама себе в оправдание придумала. Когда любят – верят, и страх этот не за него, а за себя, за наш пресловутый национальный ұят… Чего кривить душой то!


Да, это произошло случайно, просто он однажды уснул, а на экране компьютера остался включенным чат. Да, я не рылась. Да, я не искала специально возможности прочитать, но тем не менее…


Когда же сын понял, что произошло, он молча взял мой планшет, установил все свои аккаунты и сказал: "Спросили бы у меня, я бы сам всё показал. Читайте".


Это была такая пощечина! Мне, той, что столько лет твердила ему о том, что такое хорошо, а что такое плохо и поступившая по отношению к нему - с точностью до наоборот. Понимаете? Я его подвела! Для меня это был жестокий урок, но тогда я поняла, что мой сын оказался мудрее, умнее и чище меня.


Поэтому, когда у дочери возникла ситуация, когда мне нужно было видеть её переписку, в связи с подозрительными письмами в её адрес, и мне на планшет установили программу, через которую я могла подключаться к её смартфону, я не стала скрывать этот факт от дочери. И пообещала, что никогда не расскажу никому из родителей о том, что мне стало тогда известно.


Наверное, я была слишком эмоциональна в своем стремлении достучаться до каждого родителя, что на какой-то момент, в классе повисла такая тягостная тишина, что было слышно, как за окном падал снег…



- Знаете, - сказала я, пытаясь снять накал. -  Несколько лет назад, я прочитала в воспоминаниях у Юрия Лотмана о том, как во время войны, при отступлении армии через Днепр, он остался совершенно один. Восемнадцатилетний солдат не знал, где искать свою часть, но у него был только автомат, и как он написал сам, - русское слово. «Я стрелял и матерился, стрелял и матерился – и только поэтому выжил». А теперь это известный ученый, литературовед и культуролог.


- Ну, значит и наши станут ученными, писателями и другими знаменитостями! – прервав наконец-то молчание родителей, произнес чей-то отец.


Класс наполнился родительским смехом….

 


Текст: Фарида Турсумбекова

 

*Редакция не несет ответственность за содержание публикаций блогеров. Редакция может быть не согласна с мнением автора. Все материалы сохраняют авторский стиль, орфографию и пунктуацию.