Об Алматы из Актобе: Аслан Утеулин

Проводив хорошую знакомую на самолёт, почувствовал лёгкую тревогу, потому что с некоторых пор в Алма-Ате стали исчезать мои друзья.

Ничего, что я так по старинке - Алма-Ата? Просто я помню её ещё с трамваями и анфиладами вязов над тротуарами. Пушкинскую библиотеку, в которую неожиданно кончался Коммунистический проспект, и лютый декабрь 1986 года.

Тревожно стало из-за загадочных метаморфоз, происходящих с нормальными людьми в южной столице. Почему перебравшись в мегаполис, вполне себе бойцовые западные раздолбаи становятся солидными горными сенбернарами?

Помню, когда мой друг штурмовал Астану, по всему интернету разлетались ошмётки эпичных сетевых баталий, возникали и уходили в небытие громкие проекты, беременели подруги и менялись премьер-министры. Ничто не предвещало катаклизмов.

А затем он переехал в Алма-Ату. Стал вальяжным, как тюнингованный Lexus. Всё реже из уст вырывалось крепкое словечко, не звенели стаканы во время телефонного разговора. Всё чаще свободолюбивый самец вместо привычного «Я» произносил странное «Мы».

Всё пытаюсь представить себе, как это происходило. Видимо, сначала понаехавший решил осмотреться во враждебной среде и отправился в шопинг по бесконечным ТРЦ. Там его воля была надломлена товарным изобилием и безупречным сервисом.


 фото: Жанибек Алтынов

фото: Жанибек Алтынов


Затем аура культурной столицы заманила его на спектакли и выставки. Зачарованный, позабывший родной жаргон, друг даже не почувствовал, как начал перерождаться.

После двух-трёх ночных вояжей по фешенебельным клубам и ресторанам человек пропал окончательно. Однажды в полнолуние он завыл в сторону Медео и решил остаться.

И вот уже одетый в узкие джинсы и дизайнерскую футболку, он пьёт в старбаксе фраппучино вместо привычного нового дня глотка, меняет два самсунга с пятью симками на последний iPhone и начинает лихорадочно выбирать между Лидером и Убером.

Уже обратившийся в алматинца, он пугается снега в октябре, фыркает от запаха водки и тянет ухоженные ручки к егермайстеру.

Инстаграм его уже не вмещает. Да что там его, иногда в кадр не помещается лицо. Названия любимых блюд обалмаатинившегося друга отказывается переводить даже гугл, а блогер в нём завёлся вместе с карточкой «Онай».

Ах, Алма-Ата, чёрная дыра, поглощающая моих друзей. Поеду ли я, если вдруг ты позовёшь меня? Да, разумеется, да.


Аслан Утеулин, журналист