|
13.04.2022 | 13:28
3597

Когда пирамида падает, "партнеры" тут же превращаются в потерпевших - зампрокурора Алматы

Эксклюзивное интервью заместителя прокурора Алматы по поводу расследования уголовного дела по финансовой пирамиде Mudabarah Capital

коллаж Almaty.tv

В минувший понедельник в столице произошло чрезвычайное происшествие: прямо у здания МВД во время проведения коллегии попыталась покончить с собой жительница Нур-Султана Багила ДОСМАИЛОВА. Таким образом женщина хотела привлечь внимание к расследованию уголовного дела в отношении владельцев и руководителей финансовой пирамиды Mudarabah Capital. Ранее она пикетировала здание Генеральной прокуратуры, требуя арестовать известных вайнеров Мейржана ТУРЕБАЕВА и Мейирхана ШЕРНИЯЗОВА, являющихся соучредителями компании, не вернувшей 2 миллиарда тенге своим вкладчикам. В связи со случившимся свой комментарий газете "Время" дал заместитель прокурора Алматы Нурлан АУГАНБАЕВ.

- Прежде всего хочу сказать, что я пришел работать в прокуратуру города Алматы, когда дело по финансовой пирамиде уже было зарегистрировано, - начинает разговор Нурлан Жолдасович. - И с самого начала расследование находилось на постоянном контроле с учетом большого количества потерпевших и общественного резонанса.

Да, действительно, расследование затянулось, в связи с чем прокуратура города неоднократно рекомендовала департаменту полиции активизировать работу, ускориться. Но есть и объективные причины: по экономическим преступлениям всегда много экспертиз, а в данном случае только пострадавших свыше 250 человек, то есть необходимо проверить отношения компании с каждым из них.

Общий оборот предприятия превысил 6 миллиардов тенге, а ущерб - свыше 2 миллиардов. Сами представляете, какой это объем. При этом привлекаются к уголовной ответственности 14 человек, шестеро из них находятся в следственном изоляторе, двое - под домашним арестом, трое - под залогом, у одного - подписка о невыезде, еще двое - в розыске. Официально подозреваемыми признаны трое вайнеров - ТУРЕБАЕВ, ШЕРНИЯЗОВ и САИДБАЕВ. Последний, как я предполагаю, оценил свои перспективы и избрал путь ухода от ответственности, покинув пределы Казахстана.

- Сейчас, когда следствие уже завершено, вы можете рассказать, какие именно действия Мейржана и Мейирхана могут быть незаконными?

- Я могу высказать свое мнение, сложившееся в результате ознакомления с уголовным делом. Во-первых, с самого начала было ясно, что вайнеры, пользуясь своей популярностью, активно рекламировали финансовую пирамиду, привлекая новых клиентов из числа молодежи. При этом оба являлись учредителями компании, то есть были заинтересованы в увеличении оборота предприятия.

Да, сейчас адвокаты используют аргумент, что Туребаев не с самого начала являлся совладельцем фирмы, то есть не мог стоять у истоков преступной деятельности. Однако расследование установило, что он получал постоянные выплаты от компании еще до того, как вошел в число учредителей, - это второй фактор. Более того, данный доход был скрытым, он не отображался в официальной отчетности, эти деньги не облагались налогами и проходили в так называемой черной бухгалтерии. Но это был постоянный и стабильный доход практически с момента появления компании.

- Постоянный и стабильный.

- Именно так. Я думаю, звезды Инстаграма не могли не понимать, что компания на самом деле не занимается исламскими инвестициями, а просто привлекает деньги и тратит по своему усмотрению.

Кстати, хочу отметить, что у организаторов пирамиды был умысел завлечь не только молодую аудиторию соцсетей, но и еще верующих людей, поскольку компания пропагандировала, что все эти инструменты халяльные, а там, где религия, обман просто невозможен. Таким образом совладельцам Mudarabah Capital удалось расширить клиентскую базу за счет верующих людей.

- Но если вина вайнеров установлена, почему они остались под залогом?

- Знаете, по поводу санкционирования меры пресечения можно спорить очень долго практически по любому уголовному делу. Есть подход, на мой взгляд, устаревший, учитывать в первую очередь тяжесть статьи обвинения. Но следствие выясняет роль каждого из подозреваемых, и в данном случае было установлено, что Туребаев и Шерниязов не имеют отношения к распределению незаконно добытых средств.

Да, они получали деньги, да, вступили в предварительный сговор и с самого начала не могли не понимать, что это обычная пирамида, упакованная в религиозную обертку, никаких тендеров и мусульманских фондов там не было. Да и в целом не бывает таких процентов, как обещала компания вкладчикам, это понимает любой здравомыслящий человек, так что и Туребаев с Шерниязовым должны были задуматься. Но при этом прибыль от преступной деятельности распределяли не они, а другие лица, следствием это установлено. Это важный фактор.

В связи с этим орган уголовного преследования принял решение не применять санкцию в виде содержания под стражей для вайнеров, с чем прокуратура согласилась. Я знаю, что в обществе обсуждается в первую очередь Туребаев: дескать, почему он катается на лыжах, ездит в Дубай, а его подельники сидят? Но, помимо его роли в преступной деятельности компании, есть ведь еще и другие факторы:  наличие пятерых детей, постоянное местожительство, он не уклоняется от допросов и следственных действий.

Мое мнение: в данном случае мера пресечения избрана правильно. Но я хочу подчеркнуть: если человек находится под залогом, это не означает, что суд будет к нему лояльнее, чем к остальным подсудимым.

- Именно мера пресечения вайнеров больше всего и задела Багилу Досмаилову, в связи с чем она даже пикетировала Генеральную прокуратуру.

- Я могу сказать с большим сожалением, что в данном случае она сделала ошибочные выводы. Женщина с самого начала активно добивалась привлечения вайнеров к уголовной ответственности, но затем стала требовать, чтобы их непременно арестовали. Как мне кажется, Досмаилова в силу нехватки юридических знаний не понимала, что необязательно сажать человека под арест.

Да, к следствию есть претензии, в том числе и у прокуратуры, но в целом полнота расследования обеспечена, выявлены все причастные к деятельности финансовой пирамиды лица. И я могу абсолютно искренне сказать, что мы сообща сделали все возможное, чтобы защитить права потерпевших.

Та же Досмаилова, проживая в Нур-Султане, через видео-конференц-связь бывала на приеме у моих коллег в прокуратуре, контактировала со следователем, более того, ей и ее адвокату была предоставлена возможность задать свои вопросы экспертам из института следственной экспертизы! И там, кстати, они устроили скандал.

Я так понимаю, что данная ситуация стала для женщины большим стрессом, что и привело к таким печальным последствиям. Я считаю, что она сделала ошибочные выводы.

- Разумеется, оправдания этому поступку нет, но многие поняли, что женщина доведена до отчаяния. Она открывает Инстаграм, а там люди, завладевшие ее деньгами, отдыхают на курортах, поют в караоке, весело проводят время. Как тут не усомниться в объективности следствия?

- И я это понимаю. Согласно материалам уголовного дела, Багила Досмаилова вложила в пирамиду все свои накопления, у нее больше ничего нет.

Но я бы хотел высказать свою позицию на этот счет, пусть она и не всем понравится. На мой взгляд, жертвы финансовых пирамид сами понимают, что участвуют в махинациях, они с самого начала осознают, что есть возможность получить сверхприбыль, рискнув накоплениями. Их мотив прост - быстро прокрутить деньги и остаться в выигрыше.

Но когда пирамида падает, партнеры тут же превращаются в потерпевших. Как вы знаете, потом начинаются претензии к правоохранительным органам: дескать, почему вы допустили такую ситуацию, не предотвратили, не остановили злоумышленников сразу?

Реальность такова, что любые попытки проверить сомнительные компании, маскирующиеся под разного рода ломбарды и микрофинансовые организации, всегда заканчиваются одинаково - вкладчики начинают устраивать митинги, писать жалобы, требовать, чтобы их якобы честный бизнес оставили в покое. Спустя некоторое время они пишут заявления уже на тех, кого так рьяно защищали.

В ситуации с Багилой Досмаиловой я могу сказать однозначно: она ошиблась и когда вложила деньги, и когда сочла, что следствие пытается увести кого-то от ответственности. В любом случае желаю ей скорейшего выздоровления и могу пообещать, что государственное обвинение в лице прокуратуры приложит все усилия, чтобы добиться наказания всех виновных, вне зависимости от их популярности и количества подписчиков в соцсетях. Но в то же время не надо забывать о презумпции невиновности - степень ответственности каждого из 14 подозреваемых определит суд.

Михаил КОЗАЧКОВ, Алматы

Біздің Telegram каналына жазылып, соңғы ақпаратты оқыңыз. Егер хабарлама жолдағыңыз келсе, WhatsApp мессенжеріне жазыңыз.
Новости партнеров

Прямой эфир