|
08.06.2021 | 17:12
8977

Особенные дети Казахстана: что такое инклюзивное образование

Какая работа проводится для социализации детей с особыми потребности

Особенные дети Казахстана: что такое инклюзивное образование zakon.kz

По статистике в Казахстане проживают более 150 тысяч детей с особыми потребностями, и с каждым годом их число только растет. Какая работа проводится для их социализации, что такое инклюзивное образование и почему оно необходимо обществу, читайте в материале zakon.kz.

Мир особенных детей

При инклюзивном образовании получение качественных знаний доступно всем обучающимся, независимо от индивидуальных возможностей.

В 2008 году Казахстан ратифицировал международную Конвенцию по защите прав инвалидов, в 2016-м — Конвенцию о борьбе с дискриминацией в области образования. С 2020 года казахстанские школы стали инклюзивными. По закону, всем гражданам страны вне зависимости от индивидуальных возможностей гарантирована доступность образования. Но что происходит на практике?

С 2016 года в Алматы действует один из первых в стране Центров социальных инклюзивных программ. В нем обучаются дети с особыми потребностями. Среди них есть учащиеся с задержками физического и ментального развития, в том числе с диагнозами аутизм и ДЦП.

Салтанат Мурзалинова-Яковлева, руководитель Центра, рассказала о задачах организации:

"Мы работаем не так давно и, тем не менее, уже видим результат. У нас две цели – обратить внимание на проблемы особенных детей и содействовать развитию в нашем обществе терпимости и сопереживания к ним".

По словам руководителя Центра, в процессе инклюзивного обучения социализация происходит намного быстрее. Дети перенимают привычки у одноклассников, находят новых друзей и, что наиболее важно, адаптируются в социуме. Сейчас в Центре обучаются около ста детей с особенностями развития. Все они участвуют в образовательном процессе вместе с нормотипичными детьми.

Специалисты Центра видят улучшение общего психоэмоционального состояния своих подопечных. Ученики перестают сторониться особенных детей, исключать их из окружения, говорит руководитель Центра:

"Мы отмечаем увеличение эмпатии, сострадания, принятия и поддержки. И это признак здорового общества. Так и должно быть. Мы даем особенным детям возможность действительно стать равноправными членами общества".

В настоящее время в Казахстане уже есть понимание о нужности инклюзии, продолжает Салтанат, и это само по себе достижение.

"К сожалению, случается, что особенные ученики сталкивались с буллингом. Родители вынуждены переводить их на домашнее обучение. В ЦСИП мир особенных детей открывается и становится частью мира здоровых людей. Наше общество только приходит к пониманию равности между обычными детьми и теми, кому необходим особенный подход", - отметила она.

В инклюзивных классах с учениками занимается отдельный специалист — тьютор, дети обучаются и ежедневно перенимают навыки общения, что важно для их психологического состояния.


Чтобы ребенок не остался один

Тьюторы — специалисты, работающие с особенными детьми. В идеале, за каждым из таких школьников закрепляется индивидуальный помощник до тех пор, пока ему необходимо сопровождение

"Если мы обучим сто человек, они смогут обслуживать школы, чтобы понять, как работает система приходящих тьюторов, и показать, насколько она эффективна", - указала Салтанат Мурзалинова-Яковлева.

С 2020 года в Казахстане все школы перешли на формат инклюзивного обучения, в некоторых начали работать кабинеты психолого-социологической поддержки. Однако, как отмечает Салтанат Мурзалинова-Яковлева, в республике до сих пор нет централизованной подготовки необходимых специалистов.

По словам руководителя ЦСИП, назрела необходимость создания тьюторского центра…

"Не нужно изобретать велосипед, система подготовки таких специалистов уже разработана и опробована за рубежом. Объективно, в нашей стране наиболее реальна модель, когда есть внешний инклюзивный центр, где обучают тьюторов. Они подразделяются по различным направлениям – работают с детьми в зависимости от их физических или умственных возможностей".

…а также специальных инклюзивных школ.

Особенным детям нужно больше внимания со стороны педагогов и тьюторов. В коллективе из 30 детей уделить его, например, ребенку с аутизмом практически нереально.

По мнению Салтанат Мурзалиновой-Яковлевой, система централизованной подготовки тьюторов вне школ обеспечит их независимость, а обучение особенных детей в малокомплектных классах намного ускорит внедрение инклюзивного образования. Профессиональный помощник поможет реабилитировать и социализировать детей с ограниченными возможностями намного быстрее. В будущем особенный ребенок с большей вероятностью сможет самостоятельно применять полученные навыки и стать равноправным членом общества.

Дети с аутизмом и ДЦП — особая категория граждан, которым нужна помощь и эмпатия, говорит эксперт.

"На самом деле, цель программ – не научить особенного ребенка таблице Менделеева. Важно, чтобы ученик с аутизмом или синдромом Дауна смог раскрыться. К примеру, он любит что-то создавать руками и через это общается с людьми. В обычных школах такому ребенку говорят – нет, делай дальше вот так, по системе. И это неверно. Наша организация помогает им научиться жить в обычной среде, найти друзей и просто неравнодушных граждан. Чтобы в будущем такой ребенок элементарно не остался один и мог при необходимости попросить о помощи".

Между двух огней

По словам эксперта, отечественная инклюзия существует только на бумаге: не хватает специалистов, нет четких подходов для работы с детьми с различными диагнозами.

"В индивидуальном порядке отдельные чиновники нас поддерживают морально. Они признают — система нужная, хорошая, но ничего не решают. Нам так и говорят: нет приказа, нет разнарядки, указов нет. Сейчас мы работаем без реальной господдержки".

Большую помощь оказывают родители особенных детей, отмечает Салтанат. Некоторые из них прошли обучение и сами стали тьюторами. Слова эксперта подтверждает мама двух учеников Центра Асель Карибаева.

"Когда родители видят результаты инклюзии, многие включаются в программу и становятся тьюторами. Дети с диагнозами аутизм, ДЦП приходят в Центр, мы видим, как происходит их развитие. Через спортивные занятия, через общение со здоровыми школьниками они перенимают навыки обычных учеников, их психологическое и эмоциональное состояние значительно улучшается".

По словам Асель Карибаевой, это большая помощь и родителям, потому что социализацию и адаптацию ограниченных детей возможно пройти только в социуме.

Как отмечает Салтанат Мурзалинова-Яковлева, сейчас практически все функции тьюторов переложены на педагогов, с них же требуют и ведение документации.

"Во всем мире такой практики нет. В обязанности учителей не входит сопровождение детей с особенностями развития. Это задача тьюторов, ассистентов. К примеру, дети с аутизмом — огромная категория. И когда в школу пришел обученный человек, показал как надо взаимодействовать, и ученикам, и учителям, и родителям не будет страшно работать совместно с такими детьми. Тем не менее, именно педагоги несут ответственность. Даже за отсутствие документально оформленных методик. С них эти бумажки требуют".

По словам эксперта, универсальных принципов работы нет и быть не может. Особенность инклюзивного образования заключается как раз в индивидуальном подходе.

"Педагог находится между двух огней. С одной стороны, много административных обязанностей. С другой – нюансы в работе с особенными учениками. У нас две крайности. Есть переполненные государственные школы и частные, в которых не очень рады подопечным с особенностями".

Директор Глубоковской средней школы им. Ы. Алтынсарина Гульмира Абильмажинова считает, что работа по внедрению инклюзивного образования в Казахстане ведется планомерно.

"Если сравнивать 90-е годы, прогресс есть. Однако поначалу многие родители, ученики восприняли введение инклюзивного образования неоднозначно. Но со временем осознали его обоснованность и необходимость. Абсолютно все дети – часть нашего общества. Дать им возможность получить образование, найти друзей, помочь адаптироваться – важная задача, которую решает инклюзия".

По данным Министерства образования РК, сейчас в более чем половине школ страны созданы специальные условия для обучения детей с ограниченными возможностями. Безбарьерный доступ обеспечен в более чем двух тысячах дошкольных учреждений и шести тысячах общеобразовательных школ.

"С 2020-2021 учебного года в штатное расписание школ включены педагоги-ассистенты. Более трех тысяч специальных педагогов работают в государственных дошкольных организациях общего типа и общеобразовательных школах для обеспечения постепенного включения детей с особыми образовательными потребностями в учебно-воспитательный процесс. К 2025 году запланировано достижение 100% показателя в детских садах и общеобразовательных школах, 70% в колледжах и вузах", - сообщили в пресс-службе МОН.

Общество равноправия

Салтанат Мурзалинова-Яковлева говорит, что в Алматы огромное количество кафе, бизнес-центров, современных ЖК, но зданий, подходящих для обучения детей с различными диагнозами, попросту нет.

"Во всем городе мы не можем найти помещение для нашего Центра, для открытия малокомплектной школы. Необходима школа как исследовательская площадка: чтобы наглядно показать результат, нам нужен один год. По требованиям, даже у малокомплектных школ в обязательном порядке должен быть спортзал либо стадион. Таких зданий в городе нет".

До определенного времени отечественная инклюзия представляла собой медикализированный подход. Когда дети с особенностями учились в коррекционных классах, в первую очередь, им оказывалась медицинская поддержка, в зависимости от диагноза и исходя из того, что они не могут делать. Это не совсем верно.

Как считает Салтанат Мурзалинова-Яковлева, сначала необходима реальная государственная поддержка развития школьной инклюзии, а уже после можно действительно говорить о социализации.

"Любой воспитанник детдома, который попадает в приемную семью, уже является ребенком с психологическими особенностями. Ему нужна адаптация, которая может растянуться на долгие годы. И это тоже категория, требующая внимания. Нам звонят из всех регионов страны. Особенные дети есть везде. Им нужна поддержка и индивидуальный подход, как это давным-давно делается за рубежом. Мы уже много лет перенимаем их опыт".

По словам руководителя ЦСИП, в развитых странах особенные дети — действительно равноправные члены общества. Для них со стороны государства созданы максимальные условия: пандусы, лифты, входы в здания, автомобили, — все, с чем сталкивается человек в обычной жизни, приспособлено и для людей с ограничениями.

"Мы сотрудничаем с коллегами из разных стран, перенимаем их методики, интересные и эффективные подходы. Разговариваем со специалистами из США, активно общаемся с Болгарией, с Грузией, где спокойно воспринимают людей с особенностями. Для них без разницы, здоров человек или ограничен".

Салтанат Мурзалинова-Яковлева отмечает, что иностранные специалисты готовы помочь в продвижении инклюзии в Казахстане.

"В августе к нам приедет группа экспертов из Франции проводить инклюзивный лагерь. У них это развито – спорт как элемент инклюзии. Они наслышаны о проблемах, с которыми мы сталкиваемся, и готовы оказать содействие, поделиться опытом внедрения инклюзивных программ. На данный момент зарубежные специалисты проявляют больше заинтересованности, чем местные госорганы".

Подписывайтесь на наш Telegram, там самая оперативная информация. Если есть, что сообщить, пишите нам в WhatsApp
Новости партнеров

Прямой эфир