|
Происшествия
12.08.2019 | 16:34

Изнасилование в "Тальго": пострадавшая выступила перед камерами

Потерпевшая также высказалась о слухах и домыслах в соцсетях

Пострадавшая от насильников в "Тальго" выступила с заявлением, передает tengrinews.kz. 

"Благодарю за поддержку и понимание. Очень много было написано в социальных сетях. Это было страшное, унизительное и непоправимое горе. Что самое ужасное в этой ситуации - общественный транспорт. Почти 80% нашего населения передвигаются поездами. Изнасилование я пережила именно в поезде, причем поезд высшего класса. Я возвращалась домой после конференции. Много планов и задумок, я сама инициативный человек. Мы закончили модуль, были проекты с историей Казахстана, что пересекается с моим образованием. Я опаздывала на этот поезд, буквально за три минуты я успела зайти на этот поезд, и он начал двигаться. Видимо, так должно было случиться. Когда покупала билет, была уверена, что доверяю свою жизнь профессионалам. У меня до сих пор посттравматическая депрессия", - заявила пострадавшая на пресс-конференции в Нур-Султане. 

По ее словам, с того времени она не успела воплотить ни одного проекта. Ей пришлось продать фирму из-за невыполненных обязательств. 

"Могу сказать, что с первой минуты абсолютно пренебрежительное отношение следователей, самих проводников, которые выгораживают друг друга. Они считают, что если ты заявляешь об изнасиловании, то хочешь денег - это для них норма, вот в чем вопрос", - добавила она. 

Потерпевшая также высказалась о слухах и домыслах в соцсетях. 

"Я могу одно сказать: 10 месяцев я доказывала и после услышала, что это мутная история. Никто не стоит на стороне жертвы. Все пытаются это дело примирить. По сути, они приводят к тому, чтобы закрыть дело. У всех был вопрос, почему я не кричала. Здесь есть психологи. У каждого есть реакция. Я не могу ни кричать, ни двигаться. У меня пропадает голос. Это моя реакция. Вы не представляете, как это страшно, что четыре часа ты спишь и на тебя наваливается тело. Ты не представляешь, где находишься. Замкнутое пространство. Самоотстраняешься, что ли. Самое главное, чтобы тебя не убили. Это такой страх, который просто-напросто парализует. Когда пришел второй, у меня всегда возникал вопрос, вы реально думали, что я лежала и ждала второго? Это были слова следствия. Это было все время, что я не кричала. Я говорю, что была в таком шоке. Проводник отселил тех, кто ехал в моем купе. Он подготовил все. Очень много вопросов было, была ли я пьяна. Я не распивала пиво с проводником", - отметила пострадавшая. 

"Следствие все время подталкивало меня к примирению. (...) 28 сентября они уже названивали мне и сказали, что они едут к моим родителям. У меня престарелые родители. Я просила их не ехать туда. Следователи ничего не делали, они верили словам проводников. Я, когда поднимала документы - это больше 1000 листов. Дело из Костаная в Актобе передавали с 17 октября до 27 ноября. Больше месяца передавали дело. Я ходила все это время к следователю. На психологическую экспертизу меня направили вместе с подсудимыми. Когда я спросила, почему, следователь сказал мне умерить тон и соблюдать субординацию. У многих стоял вопрос, что я хотела денег. Мне пришлось ждать, пока они не закончат. Мой первый адвокат также сотрудничал со следствием. Изначально шло дело по 120-й статье, часть 1. Это когда речь идет об одном человеке. Много рапортов, а в этот период потеряли самое важное, что изнасиловали меня двое. Один был проводник, а второй был в гражданской одежде. Имея такие доказательства, они все равно завели по части один. Они решили бить по самому больному месту", - сказала девушка. 

Девушке пришлось отказаться от адвоката.

"Мы созванивались с Диной (основатель фонда "НеМолчи" Дина Смаилова. - Прим.). Мы не хотели создавать резонанс. Целый месяц я думала, говорить ли об этом. Я не хотела тихо решить этот вопрос. Но так как реакции не было, мне пришлось прибегнуть к такому решению. От адвоката я отказалась, так как все вокруг мне говорили, что не переведут на часть 2 и что не докажу, что было изнасилование, из-за того что я не кричала. Они мне предлагали деньги. Я отказалась, вопрос стоял о наказании. Я скажу, что я достаточно зарабатываю. Они мне предлагали мой двухмесячный заработок, чтобы я заткнулась. Проводники несколько раз меняли свои показания. Когда уже дали повестку родителям, я пошла писать заявление в транспортную прокуратуру. Когда мы переговорили, когда они увидели, кто я, дело немного сдвинулось. Кардинально изменилась ситуация после того, как пришла экспертиза. Пришла биологическая экспертиза. Дело в том, что у первого и второго подсудимых одна группа крови. По первому все показывалось, а по второму ничего нет. Следователь уже по-другому начал разговаривать, предлагал воды и кофе попить. Когда пришла геномная экспертиза, уже тогда показали второго. Тогда уже поняли, что я решительно иду, чтобы доказать об изнасиловании", - отметила пострадавшая.

"(...) Я прошу принять во внимание, что я не просто проходила следствие. Я проходила через травлю. Это родственники подсудимых, они преследователи мою семью, знали адрес моих родителей. Зимой они по 45 минут ждали. Я потеряла год жизни из-за этих преступников, которые использовали мое тело. Я, как жертва, прошу ужесточить закон по сексуальному насилию. Два с половиной года - вы считаете, что это справедливо? Я прошу обеспечить безопасность детей и женщин. Была бы камера наблюдения, мне не пришлось бы доказывать столько времени. У вас есть инструкции, которые должны соблюдаться. Кто следил за внутренним распорядком? Я по второму подсудимому скажу. Он говорил, что у него презерватив был всегда. Первому презерватив дал сотрудник КТЖ. Все прибежали сотрудники и проводники, все прибежали и сказали, что у него есть семья и дети. А я? Если у меня нет семьи, меня можно насиловать? Они открывали снаружи дверь и пытались со мной договориться. Все это время каждый пытался подойти", - рассказала девушка.

Напомним, 26 июля в Костанае суд признал виновными в изнасиловании пассажирки проводников Жетеса Умбеталиева и Колканата Курманиязова. Их приговорили к двум годам шести месяцам лишения свободы. Потерпевшая сторона просила максимальный срок, а прокурор - более шести лет колонии. Подсудимые не признали своей вины, отметив, что это было совершено по обоюдному согласию. Судья Оразбай Сатыбалды позже пояснил, что отягчающих обстоятельств по делу нет, а смягчающими обстоятельствами является отсутствие у проводников судимостей, положительная характеристика по месту проживания, а также наличие у одного из подсудимых на иждивении двух малолетних детей.