|
29.12.2021 | 11:34
5336

История успеха: как девушка из Казахстана попала в крупнейший технологический центр США

Кремниевая долина – это идеальное место для того, чтобы расти - Дария Смаилова

История успеха: как девушка из Казахстана попала в крупнейший технологический центр США limon.kg

Дария Смаилова родилась и выросла в Павлодаре, где принято мыслить креативно и масштабно, а также прикладывать все усилия для достижения своей мечты. Уже в 19 лет она стала бакалавром KIMEP, а в 23 – директором Центра персональной медицины с солидной зарплатой, квартирой в Астане и личным водителем, - передает Almaty.tv. Но этого было мало… О решении переехать в Кремниевую долину и начать всё заново, несмотря на отличные условия в Казахстане, об обучении в Университете Линкольна, Стэнфорде и UC Berkeley, а также о своих успехах в технологическом центре США и всего мира, читайте Дария рассказала в интервью Limon.KG.

Детство запомнилось тем, что каждое лето нас отвозили к бабушке и дедушке в посёлок Баянаул. Это место называют казахстанской Швейцарией: там очень живописные горы, есть озеро. Мы помогали бабушке с дедушкой пасти коров, вспахивать огород, готовить кушать, за братишками смотреть. Мне кажется, это приучило нас к дисциплине. Также бабушка и дедушка привили нам любовь к чтению. Дедушка всегда говорил, чтобы я ходила в библиотеку при первой же возможности. Библиотека находилась в селе, за лето я могла прочитать более 30 книг.

Но самой большой мотивацией для меня была моя мама. Она с детства прививала мне вкус к высокой культуре. Она водила меня на балетные концерты Майи Плисецкой, потом на литературные вечера Беллы Ахмадулиной. Мама всегда говорила, что девочки должны учиться и быть самостоятельными.

Это был 2004 год, мне было 15 лет. Было очень сложно поступить в самый престижный университет в Казахстане, особенно набрать баллы по английскому языку. Вуз был частным, довольно дорогим. На тот момент мои родители не совсем могли себе позволить сумму контракта. У нас сложился турбулентный год. Но мне удалось поступить в KIMEP в Алматы. Я изначально хотела учиться на факультете политических наук, но когда поняла, что применения в последующем особо такого не предвидится, выбрала финансовый менеджмент. Я рассчитывала на то, что смогу много где найти работу в качестве финансиста или аудитора. Вот так будучи 15-летней девочкой мне пришлось покинуть свой уютный дом в Павлодаре и начинать новую студенческую главу в своей жизни.

На самом деле в 15 лет я не понимала всю суть академической жизни. Выручало то, что я уже была приучена к самостоятельности. Жила в общежитии, оно находилось очень близко к кампусу – ты просыпаешься и уже через минуту оказываешься на занятиях. Но все равно было страшновато, ведь от родного Павлодара до незнакомого на тот момент Алматы было целых тысяча километров. В то время у меня даже паспорта не имелось, было только свидетельство о рождении.

Когда меня мама оставила в общежитии, она купила мне там все необходимое и сказала: «Всё, теперь ты сама распоряжаешься своим бюджетом, вот тебе $100 на месяц – ты можешь потратить всё в один день, но потом будешь голодать. Решать тебе». А мне казалось, что это пустяк, я сумею грамотно распределить финансы. Но первое испытание я не прошла (улыбается). Мы пошли с подружками и накупили всякие сладости, пошли в кино, и эти $100 потратились в первую же неделю. Я была в шоке от того, что, оказывается, не умею экономить. Так я совершила свой первый шаг в сторону финансовой грамотности. Сначала, конечно, было нелегко, но я очень благодарна, что меня так рано отпустили, потому что это меня научило тому, как разговаривать с людьми, находить друзей, появилась гиперответственность за учёбу

На 3 курсе я смогла съездить в Америку по программе Work and Travel. Тогда и влюбилась в Штаты. Окончив бакалавриат в 19 лет, когда многие начинают его, пришла идея сразу же поступить в магистратуру. Честно говоря, не понимала, что такое Work and Travel. Вся молодежь поступала туда, я тоже захотела – скорее больше не ради заработка, а ради интереса. Нам рассказывали разные байки о том, что здесь ребятам не особо приходится прикладывать усилия, сидишь около бассейна, ничего не делаешь (якобы спасатель) и получаешь зарплату.

Программа Work and Travel подходила к концу. На тот момент моя подруга уже жила в Сан-Франциско, это был 2007 год, когда только появился Фэйсбук. Я тогда, если честно, не особо задумывалась о магистратуре, но подруга заманила меня тем, что Сан-Франциско является идеальным местом для продолжения карьеры, что здесь столько технологических компаний, лучших университетов, как Стэнфорд и Беркли. Я осталась под большим впечатлением.

Вернувшись назад, и окончив KIMEP, я нашла программу AIESEC, которая состояла из 2 программ – одна для магистрантов моего университета. Если ты проходишь все этапы, то появлялась возможность работать в швейцарском банке в Цюрихе или Женеве. Отбиралось всего 15 человек, зарплата €3000. Но для бакалавров условия были похуже – велся набор в Чехию, где пришлось бы жить на €600 в Праге, было бы несладко, город ведь дорогой. Меня устраивал первый вариант.

Тогда и возникла идея отучиться в магистратуре, а потом спокойно пройти программу от AIESEC и исполнить мечту, местами недостижимую, – работать в швейцарском банке.

Был уже август, срок подачи документов во многие университеты давно истёк, но в погоне за голубой мечтой мне удалось поступить в MBA от Lincoln University. Университет находится в Калифорнии возле Сан-Франциско, оплачивать контракт пришлось самой, также нужно было сдать GMAT и английский. С оплатой вышло так, что пришла на помощь моя мама, но с условием, что оплатит только один семестр, а остальное я должна была покрыть самостоятельно. Я уверила её, что всё под контролем.

Таким образом проходит месяц, а я всё ещё не могу найти работу. Столько всего пришлось наговорить и наобещать. Отступать было некуда, возвращаться в Казахстан, ничего не добившись, не выход. Я очень упорно искала работу и вот наконец-таки мне выпадает шанс – вакансия при университете. После этого проблем с работой не возникло.

Было очень сложно, потому что опять же, это новая страна, тебе позарез нужны деньги. Необходимо зарабатывать и одновременно хорошо учиться, чтобы тебя не отчислили. В Lincoln University было очень строго – ты не мог пропустить ни одного класса, только если сильно болеешь, а иначе пожаловались бы в иммиграционную службу. Я помню, мне всегда хотелось спать, часто пропускала свои остановки, бывало просыпалась в другом городе, уехав туда на местном поезде. Выходные нам и не снились, потому что приходилось подрабатывать официантами или хостес дополнительно.

Заработанных денег мне хватало ровно, чтобы оплатить квартиру, учёбу, купить еды и на транспорт. Остальное было роскошью. Что скрывать, было время, когда я обходилась одним бананом за целый день.

Я видела, как многие мои сверстники открывают новые технологические стартапы в Сан-Франциско, замечала, как другие устраиваются в Фэйсбук или Твиттер. Видя, насколько в этой обстановке молодежь имела шанс реализовывать свой потенциал, я не могла упустить такую возможность.

Когда слышишь об этих достижениях, понимаешь, что тоже так можешь. Мне оставалось только чуть-чуть подождать, окончить университет и работать в каком-нибудь IT-гиганте. Кремниевая долина – это идеальное место для того, чтобы расти. Мы жили через дорогу от самых инновационных мест. Они манили нас как самые дорогие украшения. Как можно не захотеть туда!

Это большая компания, которая поставляла медицинские аппараты, как МРТ, например, из Америки в Казахстан. Им нужен был представитель со знанием английского, и так как много было бизнес-партнеров в Сан-Франциско – со знанием культуры этого города. Они как-то вышли на меня.

Президент компании сказал, что им нужны такие специалисты, которые знают и американский рынок, и казахский. По условиям пришлось вернуться, но фишка была в том, что мне предложили космическую по тем временам зарплату. Для меня тогда это было очень престижно, к тому же, я долго не видела родных, было выгодно вернуться.

Это был 2010 год, меня делают главным менеджером по внешнеэкономическим связям. Я помню, вначале мне нужно было поехать в Германию на большую медицинскую выставку, работать с партнерами, лекторами, то есть я должна была с ними со всеми контракты подписывать, там закупать оборудование, помогать им адаптироваться на казахстанском рынке и проходить таможню. Мне было всего 20 лет, а зарплату я получала как 30-летний сотрудник.

Я вела полностью новый генетический проект, который назывался «Центр персональной медицины». Мы сотрудничали с компанией Navigenix, идентичной 23andMe, которую основала жена Сергея Брина. Тогда было в моде генетическое тестирование. Каждые 3 месяца я ездила в Америку и в университет Стэнфорда, прошла там обучение и получила сертификат от Международного центра медицины при Стэнфорде, работала с их докторами и с международными медиками, мы проводили программы по обмену докторами из Казахстана и Стэнфордского госпиталя. В 22 года я была директором Центра персональной медицины. У меня была работа мечты, был офис, мне сняли квартиру в Астане, у меня даже был свой водитель, зарплата всё росла и росла. И это всё в двадцать с небольшим лет.

То, что там, за океаном было ещё больше возможностей, не давало мне покоя. С этой работой всё было в порядке. У меня была очень сильная рабочая этика. Нужно начать работу в 5 утра? Да без проблем! Для Казахстана я жила очень даже круто, но мне хотелось большего.

Нагрянул 2011 год, помнится, у всех на устах звучало слово «стартап». Работая в медицинской сфере, я чувствовала, будто нахожусь в сторонке от всемирного прогресса. Передо мной встал выбор, уезжать в Америку или же оставаться. Сроки поджимали, так как в Америке заканчивалась моя рабочая виза. И всё-таки пришлось сделать шаг в сторону США. На меня даже обиделся мой на тот момент босс, для него это стало шоком. Я искренне поблагодарила его. Нужно было двигаться дальше.

На этот раз было легче. Деньги у меня уже были. Получилось устроиться в компанию FanNewscast. Это был новостной агрегат из 30000 различных новостных порталов, производящий контент 24/7. Ты мог забить любое слово в поисковике и всплывал подходящий новостной контент. Для 2012 года это считалось очень крутым достижением. Я стала Account Director в этом проекте. Мой босс, глава этого стартапа, был уже 15 лет в инновациях. Ему нужны были помощники для медиа-маркетинга по работе с Facebook, реклама в соцсетях только начала развиваться и нам нужно было осваивать эту нишу.

Тогда соцсети не пользовались настолько большим спросом, и я понятия не имела, что такое медиа-маркетинг. На первом интервью честно призналась руководителю, что умею только пользоваться Facebook. Он сказал: «Хорошо, ты пройдёшь стажировку, посмотрим, как ты справишься, первые дни платить тебе не будем». Я согласилась. Прошла стажировку и уже через месяц мне дали офис. Выросла в итоге до позиции директора.

Я научилась тому, как быть профессиональным писателем в медиа-индустрии. Одно дело просто уметь писать, а другое – писать стратегии, писать клиентские кейсы. Это мне очень помогло в работе с нашими клиентами над стратегиями в бизнесе.

После 10 лет жизни в Сан-Франциско я решила, что пора что-то менять и осваивать новые горизонты. После трех лет на посту главы маркетинга в компании Gate Labs я решила переехать из Сан-Франциско в Лос-Анджелес и работать в сфере E-commerce marketing. Это направление было и есть одно из самых главных сейчас в США. Снова, не зная никого, я переехала в новый город. Очень быстро нашла работу, стала Senior Digital Media Buying manager в одном из самых больших маркетинговых агентств в Лос-Анджелесе. Я вела около 30 клиентов, создавала стратегии по увеличению их продаж при помощи стратегий цифрового маркетинга и рекламы на Facebook, Google Ads, Amazon. Я создала для компании подкаст и стала лицом их YouTube канала.

Спустя два года я перешла в b2b marketing, потому что захотелось работать с большими клиентами. Если в «Вендо» мой бюджет на рекламу составлял в среднем $500 000 в год, то в B2B marketing это бюджет был выделен на 1 месяц. Так я перешла в компанию Transmision на позицию Director of Media Activation. В Transmission я работаю над созданием маркетинговых стратегий для больших клиентов, как HP, VMWare и т.д. Это очень интересная работа, где нужно постоянно быть в курсе последних тенденций в мире маркетинга. Также нужно понимать, что работа с такими бюджетами требует масштабного планирования и комплексного подхода. Если честно, я немного выгорела и думаю, что пандемия сделала своё дело. Я хочу работать в более креативной сфере и поэтому приняла предложение одного из передовых креативных агентств Нью-Йорка и планирую работать с ними в 2022 году. После двух лет работы из дома приоритеты сменились, хочется заниматься тем, что не только приносит деньги, но и моральное удовлетворение от самого процесса. Я всегда хотела отойти от performance marketing и быть больше в creative marketing, и сейчас самое время идти за новыми вызовами.

 Я очень люблю Казахстан и всегда хочу туда вернуться. Я думаю, на данном этапе моей карьеры экономически имеет смысл работать в США, потому что мои клиенты в основном все большие технологические компании, которые находятся здесь. Я думаю, у Казахстана и всего Центральноазиатского региона большое будущее, просто всему нужно время и ресурсы. У меня есть идея проекта, где я бы хотела помогать молодым людям при помощи менторства. Помогать нашим соотечественникам поступать в правильные вузы или с любым вопросом на каждом этапе их карьеры. Найти правильного ментора – это самый быстрый и верный путь к успеху, и тут в Штатах эта практика очень популярна. Я советую всем не стесняться и искать для себя ментора, а если вы добились чего-то, то быть ментором самому.

Читайте также: История успеха: как алматинец стал директором в крупнейшей аудиторской компании в Нью-Йорке


Подписывайтесь на наш Telegram
Узнавайте обо всем первыми. Если есть, что сообщить, пишите нам в WhatsApp

В СТАТЬЕ

успех
Новости партнеров
След. →
Прямой эфир